Маленькое гастрономическое путешествие по Европе, получившееся случайно


Вернувшись из очередного путешествия, я как всегда устроила «пресс-конференцию» для своих друзей.  Мы пили французское вино, купленное прямо в подвалах семьи виноделов, дегустировали изумительные сыры и разговор плавно перешел в гастрономическое русло. Ну и что необычного ты там ела? – спросила подруга. Я стала вспоминать.

Первый день в Европе выдался особенно трудным. Бессонная ночь в аэропорту и ранним майским утром я оказалась в  Париже. Меня встречают друзья на собственном автомобиле и мы выбираем маршрут. Франция, Голландия,  Бельгия, …  Я настраиваюсь на многодневное путешествие, с радостью вызываюсь быть штурманом, раскладываю на коленях карту и мы отправляемся в путь. Замечу сразу, что весь маршрут мы осилили за день и вечером  уже были в Брюсселе.

Едва отьехав от аэропорта мы решили перекусить по-легкому. Остановились в придорожном ресторанчике. Я предоставила выбор  мужчинам и поэтому мой «легкий» завтрак представлял собой бокал красного вина и сочный бифштекс. При этом они все время на перебой рассказывали мне, что в Голландии, а именно в Маастрихте, самом старом ее городе,  мы зайдем в их любимый ресторанчик «Эвита», славящийся блюдами из экологически чистой аргентинской говядины. Через час мы въехали на территорию Бельгии и остановились на первой попавшейся заправке. Решили размяться, а мне захотелось горячего кофе с пенкой. Ну интересно же, как бельгийцы делают каппучино и тирамису.  Еще в Иркутске я решила, что везде, где можно, буду дегустировать свой  любимый десерт.

 Попробовали, кофе обычный, а тирамису на заправке не подают…

Дальше наш путь лежал в Голландию… Майское солнце светило ярко, небо было бездонным, трава на пастбищах была сочно-зеленой, мощная Хонда стремительно летела по идеальным автобанам, мое счастье было безграничным… Я расслабилась и прозевала очередной нужный съезд с дороги. В итоге мы заблудились. Пол дня мы ездили по развилкам, развязкам, проселочным дорогам, не забывая периодически останавливаться и заправляться кофе со всевозможными десертами.

Ближе к  вечеру мы пересекли очередную  невидимую  границу,  о которой напоминают висящие над головой указатели и оказались в  Голландии.

D1000037

 Понемногу меняется пейзаж, появляется больше пастбищ, больше ветряков и даже домики выглядят иначе. Вот и Маастрихт. Бросаем машину на парковке и идем гулять по идеально чистому, закатному городу. Длинные тени движутся за нами по узким каменным улочкам.

D1000065

Местные жители и туристы сидят в уличных кафе, ведут неспешные беседы, восседая за пустыми столиками. Максимум, что можно увидеть на столах –кружки с пивом, или чашки с кофе.

D1000066

Мои спутники в нетерпении, и мы переходим на другой берег реки Маас. Улица, являющаяся продолжением моста приводит нас в вожделенный ресторан.

Вернее, ресторанчик…, совершенно крошечный. Но именно в него они привозят всех своих гостей, а почему, я  сейчас должна узнать. Они долго обсуждают заказ с официанткой, а  я сижу и вдруг понимаю, что единственное, что мне сейчас нужно – мягкая и теплая постелька. Я на ногах почти сутки, за плечами три страны и море впечатлений. Бесконечные каппучино и пирожные в придорожных кафе сделали свое дело. Я совершенно сыта и с ужасом понимаю, что сегодня уже не смогу больше съесть ни кусочка. А еще чувствую, что засыпаю прямо на стуле.  А впереди вечерний Брюссель с его «писающим мальчиком» и прочими достопримечательностями.

Вот и стейки, они гигантских размеров, а к ним подаются особенным образом припущенные морковки, больше похожие на помидорки-черри..

D1000083о

Как я осилила этот ужин, не понимаю. Я боролась со сном, я боролась со своим организмом, который не желал никакой пищи , даже такой великолепной. Я улыбалась через силу, совершенно фальшиво восторгалась вкусом и экологичностью говядины и в душе проклинала и ночные рейсы, и свою страсть к дегустациям. Выходила в дамскую комнату, держала руки под ледяной водой, ей же обливала лицо, стремясь отогнать сон…

В машине я прошу: ни слова о еде и засыпаю. И вот мы уже подъезжаем к  Брюсселю. Сквозь дрему слышу бодрые голоса моих спутников: обязательно площадь, где Маркс писал свой манифест…, писающий мальчик…., мы тебе покажем…, обязательно зайдем…, такой чудесный ресторанчик…, там можно наконец-то выпить по бокалу вина за встречу и поужинать… Поужинать??? Мне захотелось выпрыгнуть из машины на ходу.

На улице холодно, дует сильный ветер. Я прошу, чтобы меня оставили в теплой машине, а «мальчика» я еще успею посмотреть…на картинках…., в Интернете… Бесполезно. Я плетусь за друзьями….

Площадь, как площадь… , мрачная и неуютная, действительно.., здесь мог быть написан только Манифест.  А это писающий мальчик??? Да его даже не видно. Он такой маленький и так высоко… А это квартал красных фонарей? И чего эти девушки в окнах пританцовывают? Делать им больше нечего. Ночь уже, шли бы уже спать…А это что такое? Посреди темной улицы яркие витрины, восточные мужчины за прилавками и  много улыбающихся людей рядом.  Наверное, очередная сувенирная лавка….. Мои друзья тоже улыбаются и встают в очередь. Увидев вопрос в моих глазах, Олег торжественно и почтительно произносит: «гофры»!!! И тут же поясняет: знаменитые бельгийские вафли! Вопрос в моих глазах превращается в ужас. А когда  вижу размер этого чуда кулинарного искусства, я с трудом сдерживаю истерику. Размером с две ладони, толстая румяная вафля покрыта слоем клубничных ломтиков, над ним айсберг из взбитых сливок и толстый-толстый слой бельгийского шоколада.

гофры

Отказываться бесполезно. Я собираю всю силу воли в кулак и маленькой ложечкой цепляю кусочек.

Вафелька была теплой и мягкой изнутри и хрустящей снаружи,   сливки придавали ей нежность, клубника аромат и кислинку, а шоколад –пикантность.

Вкус был таким ярким, что я засмеялась…Плохое настроение, усталость и сон стали отступать… Мы шли по ночным улицам, на ходу, в три ложечки, ели гофру и нам было хорошо и весело.

Все следующие дни я провела в Париже. Работа не позволила друзьям  сопровождать меня  дальше и знакомство с европейской гастрономией я продолжала одна.

 Моя гостиница  в самом центре, возле Опера. Двадцать минут по улице вниз, к Сене,  и я в Лувре. Двадцать минут по улице вверх, наискосок,  и я у подножия Сакре-Кер.

Копия Париж, выпускники 032

Копия Париж, выпускники 006

Если от Лувра свернуть влево, то увидишь Нотр Дам де Пари с цветочным рынком по соседству,

Париж, выпускники 226

Париж, выпускники 225

Париж, выпускники 224

Париж, выпускники 220

Париж, выпускники 217

Париж, выпускники 223

если пересечь мост и пройти немного вправо, вдоль Сены, то попадешь в музей Орсе.

Париж, выпускники 117

Париж, выпускники 118

Париж, выпускники 116

 

С одной стороны – это было хорошо, но с другой…. На моем пути к музеям было столько соблазнов, что дойти до любимых импрессионистов мне удалось только с третьей попытки.

Я заходила в сырные лавочки, где стоял такой запах, как будто тысячи мужчин сняли свои носки одновременно,

Париж, выпускники 105

Париж, выпускники 103

Париж, выпускники 104

 наблюдала, как продавцы в резиновых сапогах вываливали горы креветок и непонятных морских тварей  на колотый лед в рыбных лавках.

Париж, выпускники 101

Париж, выпускники 102

 

Подолгу стояла возле красиво оформленных  витрин с бельгийскими конфетами и фонтанами из разноцветного шоколада.

Париж, выпускники 109

Останавливалась возле передвижных тележек с огромными багетами, разрезанными вдоль и начиненными разной всячиной. Эти гигантские бутерброды появлялись на улице только  во время обеда, и  миниатюрные француженки не мучаясь угрызениями совести и не соблюдая светский политес ели их прямо на ходу.

Копия Париж, выпускники 035

А чаще всего я заходила в знаменитые парижские булочные. Смотрела на грубые, темные, словно выпеченные крестьянками, багеты, пышные ржаные хлеба с оливками,  и не могла отвести глаз. Я даже представляла их вкус. Потом я переключалась на кондитерские витрины, это была моя страсть.. Вот нежные пузатые эклеры, политые глазурью, вот рассыпающиеся жирными крошками сухарные пирожные, коричневые глянцевые кексы, будто сочащиеся шоколадом,  песочные корзинки с фруктами и заварным кремом, пирожные домино, пропитанные коньяком кругляшки «мокко», оставляющие после себя вкусные пятна на пергаментной подложке, бисквитные торты, круассаны, слойки и много того, чему я не знала названия….

Однажды, на площади Мадлен мне попался на глаза знаменитый Фошон, магазин для гурманов или, как его еще называют,  гастрономический бутик. Я не могла пройти мимо.

Скажу честно, что заходила я туда с трепетом. И с таким же чувством выходила. Ассортимент и цены потрясают воображение.

Глазированные каштаны, мед, собранный (да, да, это именно так) на крыше парижской Opera, фуа-гра из утиной печени с трюфелями, клубничный конфитюр с лепестками прованской розы и тысячи разнообразных и невообразимых продуктов со всего света.

Помня горький опыт первого дня путешествия, я старалась держать себя в руках. Все, что я разрешала себе – это утренний кофе с круассаном, обожаемое мной шоколадное пирожное,  легкий дневной перекус в китайских ресторанчиках и ставший традицией ужин в ресторанчике рядом с гостиницей. Выбрала я его из огромного количества близлежащих заведений только из-за наличия меню на русском языке. Атмосфера там была домашней, официант улыбался мне, как родной и я, чтобы почувствовать себя настоящей парижанкой делала стандартный заказ. Сочное мясо на гриле, картофель фри и бокал красного вина. Просто и вкусно…

Вот такое у меня получилось маленькое гастрономическое путешествие.

А тирамису я так ни разу и не попробовала… Ничего, наверстаю в Иркутске.

 

 

Поделиться с друзьями:
Пост!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.